Бандитская одесса

(из неопубликованных материалов 8-го тома академика В. Файтельберга – Бланка)

ВРАЧ – СБЫТЧИК НАРКОТИКОВ

(архивы суда Киевского района)

Наркомания, пожалуй, самая серьезная мировая проблема, в год от наркотиков в мире умирает свыше двух миллионов человек, в нашей Украине число погибших от наркотиков составляет более 45 тысяч. Наркомания – это тяжелое заболевание, поражающее все слои общества – интеллигенцию, рабочий класс и крестьянство. В настоящее время уже трудно отыскать деревню, где бы отсутствовали наркоманы. СПИД распространяется преимущественно гематогенным (кровяным) путем от шприца к шприцу, и преимущественно этим недугом страдают наркоманы. Существует поверье, что природа расправляется с наркоманами, уничтожая их путем заражения СПИДом. Наркомания – это неизлечимая болезнь, и ни один из наркоманов не возвращается в лоно здоровых. Бывают лишь длительные и недлительные периоды ремиссий, когда наркоманы и наркоманки в этот период не употребляют наркотики. Ведется ожесточенная борьба с наркоманами, а также с наркораспространителями, с наркодельцами, с наркокурьерами.

У нас в Одессе чрезвычайно успешно ведется работа по борьбе с наркотиками, в областном управлении милиции в департаменте по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, возглавляемым подполковником милиции Андреем Гукасяном. Но работа эта чрезвычайно сложная и мы бы сказали неблагодарная, сами наркоманы чрезвычайно лживы, а наркораспространители очень осторожны и незаметны для окружающих.

Перед нами уголовное дело, рассматриваемое в Киевском суде под председательством судьи И.О. Вогуг, не менее 400 страниц изложенных в 2 томах. Началось дело из-за того, что на имя начальника милиции поступило заявление от врачей и сотрудников 5-й подстанции скорой помощи.

«Ставим Вас в известность, что в 5-й подстанции скорой помощи имеется человек, который позорит имя советского врача и весь коллектив. Имя этого человека – Олег Иванович Сенин. На протяжении длительного времени он продает медицинские препараты наркотического действия сомнительным людям. Эти лекарства предназначены для лечения больных, и Сенин имеет к ним доступ, однако использует это для своей наживы. В последнее время стало известно, что он на дому излечивает венерические болезни и берет за это 50 рублей. Кроме того, имея доступ в приемное отделение городской больницы скорой помощи, похищает различные медицинские бланки, на которых проставляет штампы городской больницы, после чего, подделывая их, получает по ним в аптеках различные медицинские препараты и наркотические средства для последующего сбыта».

На квартире Сенина был произведен обыск и было обнаружено и изъято вещество, относящееся к наркотическим, которое последний незаконно хранил у себя на квартире. На что Сенин заявил, что этот морфий остался после смерти отца, поскольку он лечил его, а что касается обнаружения 2 упаковок с порошком, то он этого никогда не держал в руках, и что там находится, может только догадываться. Против него было возбуждено уголовное дело и было предъявлено обвинение по распространению наркотиков и использование служебного положения для приобретения наркотиков и спекулятивной продажи их больным людям. Известно, что наркотик, введенный в организм человека, действует на глубокие подкорковые структуры мозга, вызывая их специфическое привыкание к наркотическим веществам. И поэтому наркоманы – хронически больные люди, требующие ежедневного употребления наркотиков, сидящие в так называемой системе. Поэтому у доктора Сенина было огромное количество желающих в приобретении наркотиков. Следствие установило, что Сенин распространял наркотики в особо больших количествах и зарабатывал огромные деньги. Только на квартире Сенина было изъято 40 тысяч 600 рублей. На сберкнижках в различных районах города следствием было обнаружено еще 45 тысяч рублей. Наркотики у Сенина были из различных источников. Он приобретал их в аптеках по подложным рецептам со специальной печатью, вводил нуждающимся больным, особенно раковым, вместо положенного морфия простой анальгин или дистиллированную воду. Кроме того, у него были постоянные клиенты - наркоманы, он из-за жадности продавал наркотики всем, кто в них нуждался, даже детям. Было доказано, что 15-летний Белявский, 14-летняя Бурянина и 17-летний Агренич «сели» на иглу стараниями доктора Сенина. Проходящие по делу Сенина свидетели подтверждали, что доктор просил найти покупателей на морфий, промедол, кодеин и на многие другие наркотические вещества. Находясь под стражей, Сенини пытался передать своей дочери записку, где просил ее предпринять ряд мер, заставив свидетелей дать показания в его пользу, скрыть его преступную деятельность. В этой записке он указывает тайник, в котором содержится 26 тысяч рублей, которые он предлагает дать свидетелям с целью изменить их показания. Записку на волю дочери он передает В.И. Буровскому, у которого истек срок приговора, и он выходит на волю. Записка Сенина дочери была изъята у Буровского 3 марта 1983 года и направлена в Киевский РОВД г. Одессы. Опытный начальник Киевского РОВД того периода полковник милиции Валерий Иванович Романовский тут же проводит почерковедческую экспертизу, которая установила полное сходство между почерком в записке и почерком Сенина. Нас, обнаруживших это дело в архиве, удивило, чем так был ненавистен Сенин врачам скорой помощи, что каждый из них показывал на него, как на проходимца, занимающегося наркобизнесом. Сенин постоянно на следствии отрицал свою вину, пытался ускользнуть от правосудия. Так, он начал показывать, что наркотики собирал для своего знакомого Семенкова, лечащегося в 10-й больнице от рака, впоследствии умершего. Он также показывал, что помогал больной Нефедовой, страдающей от сильных болей от рака кишечника, он приводил примеры бескорыстной помощи ряду наркоманов, которым он бесплатно во время ломок оказывал помощь. Однако, как бы Сенин не отрицал свою вину, суд признал его виновным и приговорил к 10 годам лишения свободы. Апелляция, поданная его адвокатом в областной Верховный суд, к смягчению приговора не привела.

ЗВЕРСТВО В СТУДЕНЧЕСКОЙ РАЗДЕВАЛКЕ

(Архивы областного суда)

Так бывает очень часто, что уже начиная с детского садика в группе детей есть так называемая белая ворона т.е. человек, который чем-то выделяется из общей массы людей.

Сергей Коновалов был именно такой «белой вороной». В группе 4-летних детей он отличался тем, что никогда ни с кем не играл, он просто смотрел сидя в стороне и никогда не расставался с плюшевым медведем, которого ему подарила мама. Детский психолог, который работал в детсаду, пытался развить из ребенка «общественника» и избавить от страха, что за ним не придет мама, оставив его в садике навсегда, но все было безуспешно.

Родители объясняли поведение сына просто: он в детстве очень болел и матери пришлось до 3 лет лежать с ним в больнице. Поэтому с детками он никогда не играл, разве что с мамой, да и то во врача, так как часто находился на стационарном лечении. Маленький Сергей никогда не плакал, он просто сидел в стороне от группы и смотрел на двери, ожидая увидеть любимое лицо – маму.

К школе семья Коноваловых готовилась долго: родители проводили длительные беседы с сыном, пытаясь убедить, что в школе очень важно влиться в коллектив, участвовать в различных конкурсах и мероприятиях, а главное – найти себе друга, с которым с уверенностью можно доучиться до выпускного экзамена. Сергей молча слушал, кивая головой, но изменить себя, к сожалению, было не в его силах.

1 сентября 1990 год.

Мама взяла нарядно одетого Сергея за руку и повела в первый класс. После торжественной части мамы и папы одноклассников ушли, а дети последовали за своим первым учителем в класс.

Три недели спустя.

Молодая учительница, Людмила Борисовна Лебедь, пригласила всех родителей на собрание.

Мать Сергея была удовлетворена оценками, ведь он был отличником, но после собрания Людмила Борисовна попросила ее задержаться.

Учительница корректно и тактично объяснила матери, что ее сын – очень замечательный и способный мальчик, но он отдален от коллектива, и беда не в том, что Сергей не считает нужным бегать на переменках по школьным коридорам или дергать девочек за косички, а в том, что его не восприняли неформальные лидеры класса, а значит – и весь коллектив.

После родительского собрания в школе началось собрание «семейное». Родители пытались выяснить у сына, почему он «не такой как все», но, они на самом деле ответ знали лучше его самого.

В школьном буфете Сергей отказался питаться, и мама каждое утро стала готовить ему бутерброды, но сын настоял на том, чтобы мать, кроме «гамбургеров» давала в школу и гарниры: картошку, сосиски и прочую еду.

Обед Сергея на большой перемене в коридоре, возле двери в класс, стал еще одной насмешкой над ним. Одноклассники заливались от смеха, видя, как Сергей достает из ранца полноценный обед в одноразовой глубокой тарелочке и спокойно поедает его, при этом слушая разные обидные слова.

Но Сергею было на насмешки одноклассников абсолютно наплевать, и он сам по себе переходил из класса в класс, не меняя своего «странного» поведения и неординарных привычек. Людмила Борисовна Лебедь, к счастью, оказалась умной и понимающей учительницей. Она, по мере возможности, не позволяла мальчишкам-лидерам обижать Сергея, создав ему спокойную обстановку и он успешно, на «5», изучал все предметы, исключая физкультуру (Сергей из-за болезни почек посещал специальные занятия).

Время шло. По окончани младших классов Сергею стало труднее: многочисленные преподаватели по разным предметам часто не хотели замечать, как издеваются одноклассники над Сергеем, а он молча и терпеливо нес свой «крест» до самого выпускного экзамена, на котором он получил золотую медаль, множество почетных грамот, но со своим классом это событие отмечать в ресторане не стал.

Говорят, родители для ребенка должны сделать три вещи: любить его, оберегать и позволить свободно выбрать свой жизненный путь. Этим принципам и следовали родители Сергея, позволив ему поступать в академию связи.

Сергей оправдал надежды и, успешно сдав вступительные экзамены, вскоре был зачислен студентом одесского института, но спустя полгода учебы Сергей следовал уже по другому пути... Как и было в школе, Сергея не признали учащиеся в институте с первых же дней и, кроме того, над ними взяли «шефство» студенты 4-го курса, так как Сергей был не только «странным», но и очень красивым, что и вызывало у старшекурсников сильную антипатию и подсознательную зависть к его видной внешности.

6 апреля 2001 года Сергей вернулся из института домой и мать, увидев его, стала истерически рыдать: его лицо было покрыто кровью, рубашка и штаны были порваны буквально на куски, а из-под брюк, по ногам, лились ручейки крови.

Что случилось с сыном, она в тот день так и не узнала.

Сергей закрылся в ванной комнате и на просьбы родителей открыть дверь не реагировал. Отец решился на экстренные меры и выбил дверь.

- Мальчик мой, что же ты наделал? – закричала мать и тут же принялась с отцом вытаскивать из ванны сына. Вода в ванной была алого цвета, а на маленьком коврике валялось окровавленное лезвие... Сергей перерезал себе вены. Благодаря первой помощи отца и последующей госпитализации Сергей остался жить, но с этого момента мальчик не был полноценным – ему парализовало правую руку, половину лица и, кроме того, Сергей «вернулся» в 6-летний возраст ребенка. Врачи-психиатры как один утверждали: физические и психологические нарушения на нервной почве - и направили Сергея на длительное стационарное лечение в областную больницу для душевнобольных.

Что же произошло в тот злосчастный день? – эта мысль не давала родителям Сергея уснуть, и они решили выяснить, кто довел их ребенка до такого тяжелого состояния до попытки к суициду?

Отец посетил институт, пообщался с девочками - однокурсницами сына, а также с несколькими порядочными ребятами и выяснил, что группа ребят с 4-го курса постоянно преследовала Сергея, избивала его, и всячески унижала перед студентами, особенно студентками и преподавателями. Кроме того, одна из девочек, которая, как выяснилось, симпатизировала Сергею показала в лицо одного из этих зло-старшекурсников.

Отец, дождавшись окончания занятий, последовал за обидчиком и, зайдя в парк Шевченко, догнал его и хорошенько «тряханул», объясняя, кто он и что именно хочет от него узнать. Перепуганный студент - Рома П., который являлся «шестеркой» из шести человек, которые издевались над Сергеем, тут же как на духу все рассказал. Отец, который прошел войну в Афганистане, думал, что переживет все, но, то что он услышал, просто ошеломило его:

«Мы искали его по всему институту. Николай (лидер) предложил зайти в школьную раздевалку, что мы и сделали. Я, честно, не хотел, чтобы Сережа там был, но он оказался именно там, да и еще один. Сначала Николай и ребята стали избивать его, называя придурком и «маменьким» сыночком, а после Коля предложил «опустить» его, как это делают на зоне. Я говорил ребятам, что не надо, но они уже не контролировали себя. В общем, они силой повалили Сергея на лавочку, разорвали на нем вещи и сделали все, как на зоне... Ну, вы сами понимаете. А я – нет, я не участвовал, я на «шухере» стоял, - дрожащим голосом поведал страшную тайну Рома.

Отец Сергея не человеческим голосом закричал и, толкнув студента на землю, помчался домой.

Зайдя в квартиру, отец Сергея стал судорожно вынимать ружье из шкафа, но, к счастью, его остановила жена.

Оправившись от шока, родители принимают решение: подать заявление о групповом зверском изнасиловании Сергея. Заявление было подано. Сергей прошел множество экспертиз, были опрошены свидетели и обвиняемые, но в уголовном деле было отказано. Оказывается, что у одного из обвиняемых, а именно у Николая, мать работала «там, наверху», и, используя свои связи, «отмазала» насильников от наказания.

Возможно, преступники так и никогда не были бы наказаны, если бы не опытный адвокат – женщина, которую так затронула трагическая история Сергея, что это стало делом ее принципа.

Заявление было подано в прокуратуру, которая после тщательного расследования открыла уголовное дело на 6 насильников. Несмотря на усилия и старания матери обвиняемого, через год состоялся суд, который приговорил: Николая М. к 8 годам лишения свободы, Рому П. к двум годам лишения свободы, а остальных соучастников преступления к 6 годам лишения свободы.

В настоящее время Сергей Коновалов до сих пор находится в больнице для душевнобольных. Его физическое состояние улучшилось, а вот психологическое – нет, видно, в настоящей жестокой реальности нашей жизни ему проще жить в развитии 6-летнего ребенка, когда все кажется таким сказочным и романтичным.

(Фамилии, имена и отчества изменены, институт, в котором учился Коновалов не указан).

Выпуск: 

Схожі статті