Город-плац?

По приезде даже не сразу сообразила, что не так. Ну, укладывают тротуарную плитку на проспекте перед нашим домом, но это уже обычное дело в Измаиле. Только утром заметила, что под балконом нет больше мирабельки, которую, насколько я помню, посадил мой покойный отец. Как-то я даже варенье из нее варила. Нет и палисадника, которым я все время собиралась заняться, но цветы каждый год высаживала Валентина Фёдоровна с четвёртого этажа. За той частью клумбы, что ближе к магазину, ухаживала его хозяйка, Люба. Еще раньше спилили вишню, благодаря которой я познакомилась с Кузей: погожим утром прямо на меня в окно кухни на втором этаже смотрела пара кошачьих глаз. 

Теперь плитка, плитка везде! Плитка под самую стену дома! В том числе и там, где персонал  косметического салона, что по соседству, любовно обустроил клумбу у своего заведения. Это какое же изощренное эстетическое чувство надо иметь, чтобы предпочесть плитку цветам? Какое чувство градостроительных пропорций позволяет сделать тротуар шире проезжей части? Плоско, плоско во всех отношениях! Хочется, как в театре, после впечатлившей премьеры, выкрикнуть: «Автора!». Просто любопытно посмотреть на этого человека, ничего более. 

Разве что напомнить ему, что каждый волен хозяйничать на своем личном пространстве. Измаил же – наш общий дом, где жили, живут и будут жить поколения земляков. И следы их пребывания на земле нужно сохранять, а не искоренять. Недавно передавали, что в одном из областных центров в ходе декоммунизации переименовали двенадцать улиц. У нас же, в маленьком Измаил, - семьдесят! Теперь вот добрались до зеленых насаждений. Всё, что люди растили-любили, и оно платило им красотой, ароматом, плодами, тенью, - всё под корень! Точнее - под плитку!   

Между тем, город - не полигон для экспериментов эстетсвующих завхозов, взявшихся менять городской ландшафт. А придомовая территория вообще наше собственное жизненное пространство, находящееся у нас на содержании (которое, кстати, всё дорожает и дорожает). Только нас не спрашивают, нам даже ничего не объясняют. 

Карлскрона, откуда я только что вернулась, - небольшой приморский город на юго-востоке Швеции. Там тоже в центре – сплошная брусчатка. Но центр небольшой, улицы узкие, а брусчатка такая чистая, что прямо на неё кладут вещи, если нужно на время освободить руки. После дождя там не стоят лужи, мои же шведские знакомые недоумевали, зачем я, городской житель, не фермер и не садовод, покупаю резиновые сапоги. Вот бы чем озаботиться нашим плиточникам! 

А природы в шведском городе достаточно. Карлскрона расположена на островах. Куда ни глянь – в конце улицы увидишь море. Вплотную к городу подходит лес. А уж цветы на улицах – на каждом шагу. 

Не знаю, в курсе ли измаильское руководство, но место, где мы живем, называется буджакской степью. А степь – это солнце и ветер. Можно выстроить частокол из фонарей, но он не защитит ни от того, ни от другого. Мы оказываемся на раскалённой сковородке летом и на всех ветрах зимой. Город превращается в плац, по которому хорошо маршировать, не опасаясь, что за ближайшим кустом притаился сепаратистский элемент. Но нам-то  здесь жить, и всякие там ягодки-цветочки, хотя и кажутся кому-то излишествами, создают прелесть, обаяние родных мест, измаильский колорит. 

Архитектура мегаполиса нелепа и вредна в приложении к южному городку. Плодовые деревья на улицах, зелёное обрамление многоэтажек – всё это милые детали, что по-новому трогают душу, когда после некоторого отсутствия возвращаешься домой. Да и в глазах гостей города этим примечателен Измаил. Именно то, что здесь всё растет, цветёт и плодоносит, имели в виду мои шведские друзья, когда говорили: «Вы живёте в раю!». Думаю, сейчас, пройдясь по полигону измаильских улиц и площадей, они бы так уже не сказали. 

Ведь так называемый скандинавский стиль в архитектуре и в интерьере предполагает минимализм и простоту, но при этом шведский дом в высшей степени персонифицирован, наполнен дорогими сердцу хозяина безделушками: салфеточками, как правило, вышитыми собственноручно, фотографиями дорогих людей и мест, всякими там статуэтками, панно, декоративными тарелками… Дом - не бокс для ночёвки и приёма пищи, не стерильная операционная. Он живой и одухотворённый, отражающий личность обитающего в нём человека. А у дома, где только есть возможность, – газон и цветы. И так везде. Живое – к живому…   

Наконец, есть и медицинский аспект проблемы. Укладка плитки в Измаиле превращается в манию, в навязчивую идею. Удивительно, что один из замов городского головы, врач сложной специальности, профессионально не озаботится состоянием если не города, то здоровья своих коллег. 

Рубрика: 
Выпуск: 

Схожі статті