О мусоре, лифтах и бетонных джунглях

Мне надо было вынести мусор. Обычное, казалось бы, дело, спустись на лифте, донеси пакет до урны и - свободен. На всё про всё должно уйти пять минут. Но в тот день в идеально отлаженной системе случился сбой - лифт застрял. Ну, бывает, что поделать, надо звать помощь.  Кнопка вызова диспетчера в кабине уже давно не работала. К счастью, лифт решил застрять как раз на восьмом этаже, когда его пытался вызвать мой сосед снизу. Ура, не придется кричать, звать на помощь, сидя в компании с мусорным пакетом. По крайней мере, так я подумала в тот момент. Сосед сказал, что сообщит вахтерше и пошел вниз. Ну, думаю, спасение близко. Сообщат, вызовут на помощь, и где-то через полчаса я буду на свободе. Так обычно и бывает в большинстве случаев.

 Сижу, жду, размышляю о тленности бытия, созерцая кучу мусора перед глазами. Через некоторое время выходит жена моего недавнего собеседника сообщив, что выбираться мне придется самостоятельно. У вахтерши телефона нет, зато в лифте есть номер телефона диспетчерской для таких случаев, по нему и звоните. И тоже уходит. «А если с собой мобильного телефона нет, то что делать?». Мобильник у меня, по счастливой случайности, был с собой. Нашла в сумерках лампы бумажку, ввела указанный номер, по которому советовали звонить в случае поломки лифта. Однако при попытке дозвониться оператор ответил, что набранный номер недействительный. И тут еще дисплей на телефоне предательски показывает время, которое остается у меня до рабочей встречи. Вернее, он мне намекает, что времени почти не осталось, и если я прямо сейчас не выберусь отсюда, то моё запланированное интервью вполне себе может сорваться. 

От отчаяния начинаю колотить в дверь, надеясь хоть кого-то призвать на помощь. Отрабатываю удары ногами, упираюсь руками – «железный занавес» поддается. Ну, надо же, сколько раз пробовала такое повторить ради шутки, ни разу не получалось. А тут, видимо, случился повод, и силы появились. Открытые двери приходится держать всем телом, ибо при попытке выйти дверь закрывается, рискуя  меня зажать. О мусоре, сиротливо приютившемся в углу кабинки, уже и не думаю. Даже всерьез планирую его оставить немым укором представителям коммунальных служб, которые (хотелось бы верить, что в кратчайшие сроки) придут разбираться с поломкой. Пока просто кричу «Эгегей!», надеясь, что кто-то услышит и придет придержать дверь. Мои протяжные вопли были услышаны тремя этажами выше. 

Помощь подоспела, помогли придержать дверь, чтобы я вызволила из злополучной кабины себя  и свой «пакет несчастий». Теперь можно в темпе бежать по своим делам дальше. Выбегая из парадной, бросаю вахтерше на ходу, что на восьмом этаже лифт сломался, там человек застрял. На что слышу в ответ: «Пусть звонит, телефона нет, ничем помочь не могу». Мне очень хочется объяснить этой милой женщине, что той пассажиркой была я. Что телефон, который любезно повесили в кабинке лифта, нерабочий. И что неправильно в ХХI веке решать проблемы с применением крика и физической силы. По крайней мере, в вопросах устранения тех или иных технических неполадок.

За те полчаса, пока я ждала лифтера, занималась «вокальными упражнениями» и силовыми тренировками, мастера никто не вызвал, хотя меня обнаружили почти сразу. При этом единственной альтернативой для вызова помощи был только неработающий номер телефона, указанный в лифтовой кабинке. И это еще у меня был мобильник под рукой. Но даже если подумать, многие ли люди берут ли с собой телефон, когда выносят тот же мусор или выскакивают в магазин? А у кого-то дома могут оставаться маленькие дети или важные дела, требующие непременного присутствия. Почему об этих факторах никто не подумал? Да, неприятные форс-мажоры случаются. Плохо, когда ничего не предлагают для их решения.

Рубрика: 
Район: 
Выпуск: 

Схожі статті