Евгений Голубовский:«Людям нужно дать возможность понять, что хорошо, а что плохо»

Гостем редакции сегодня стал замечательный человек – известный журналист, книголюб, коллекционер, вице-президент Всемирного клуба одесситов Евгений Голубовский.

– Евгений Михайлович, вы отошли от редакторства в газете «Всемирные одесские новости», зато у вас появилось время для написания интереснейших просвещенческих материалов в соцсетях…

– Действительно, в 2018 году так случилось, что я решил завести свою страницу на Фэйсбуке. Раньше этим занималась жена, у нее была страница, я иногда вдруг «включался», пару слов мог написать, но больше смотрел, что делают другие. Когда я решил вести свою страницу, поскольку видел, как это делают другие, определил для себя, что не хочу ставить по десять постов или материалов в день. Мне было бы достаточно, наверно, одного поста, одной статьи. И решил вести что-то вроде своего дневника. И вот так уже больше десяти месяцев я ежедневно, каждое утро подхожу к компьютеру, сажусь и пишу о том, что было вчера или очень давно. Вот, например, отметил день рождения замечательного режиссера Отара Иоселиани. Я позволил себе посмотреть фильм «Жил певчий дрозд», который видел в 1971 году. Мне самому было интересно, как фильм, который произвел на меня когда-то огромное впечатление, будет восприниматься: умер ли он для меня, живой ли, принадлежит только истории или это сегодняшнее кино? Оказалось, что сегодняшнее. Оказалось, что я просто иначе вижу этот фильм. В 71-м году, когда он вышел на экраны, для меня это была восхитительная история молодого грузинского музыканта, человека, который всем вроде бы нужен, всем полезен, мечется по городу, ничего не успевает для себя. Я любовался этим человеком – вроде бы ничего не совершает, и это естественно, тогда вообще ничего совершить было нельзя. Сегодня у меня какое-то совершенно иное ощущение. Я вижу, что он цементировал многих разных людей. И хирурга, который делает операцию, и часовщика, который занят сложным механизмом, и ребенка, который занимается астрономией… Для музыканта они все отдельны, сами по себе. А он – связующее звено, некая субстанция, помогающая им всем жить в этом городе. Он и есть дух того старого Тифлиса, Тбилиси… Об этом захотелось написать, и я, конечно, написал. Таким образом, я продолжаю существовать в Фэйсбуке, своими размышлениями о том, что читаю, что вижу, о чем думаю.

Конечно, это не все. Конечно, все в Фэйсбук не вложишь, и многие вещи делаются параллельно. Например, сейчас вместе с сотрудницей Литературного музея Аленой Яворской издаем книжку Анатолия Фиолетова. В 2000 году я выпустил тоненький сборничек его стихов «О лошадях простого звания», и тогда мне казалось, это все стихи, какие возможно найти. Мы с краеведом Александром Розенбоймом искали первый сборник стихов Фиолетова «Зеленые агаты», не сохранившийся ни в одной из одесских библиотек. Немало прошло времени, мы писали и публиковали статьи, запрашивали коллекционеров и нашли эту книжечку, проследили биографию Натана Шора (подлинное имя и фамилия Анатолия Фиолетова). Тогда и сумели издать книгу. Не могу не процитировать стихотворение Фиолетова, которое знали и любили Ахматова, Бунин, Катаев:

О, сколько самообладания

У лошадей простого звания, 

Не обращающих внимания

На трудности существования!

За прошедшие двадцать с лишним лет был найден архив поэта, который хранился у его сестры – у матери был второй брак, и от него дочь. Об этой сестре мы в девяностых понятия не имели. И сейчас благодаря этому архиву получается большая книга. Надеюсь, что в марте мы сможем ее презентовать. Книгу ждут во многих странах. Как ни удивительно, Фиолетов, написавший так мало, хорошо известен в мире. Книга выйдет в Одессе, и я очень этому рад. И вообще есть чем заниматься, были бы силы и, главное, деньги для того, чтобы осуществлять эти проекты. Вот для того, чтобы издать книжку Фиолетова, мало того, что мы сами работали долго, собрали много самого разного материала, но все равно нужны были деньги для издательства. К счастью, нашлись люди, которые финансово вложились в издание книжки. Вот мы боремся за то, чтобы меценатство возрождалось. Пытаемся людям объяснить, что в ресторан, к примеру, можно сходить не четыре раза в месяц, а три, и оставшимся деньгам найти другое применение. Но не все это воспринимают всерьез. 

– В то же время во Всемирном клубе одесситов вокруг вас объединились молодые писатели – как это случилось?

– В этом году исполняется десять лет с того дня, как при Всемирном клубе одесситов открылась студия «Зеленая лампа». Пришел в клуб Женя Деменок, сегодня уже – Евгений Леонидович, начинавший писать и интересовавшийся: а есть ли еще в этом городе пишущие люди? Узнал, что есть: «А почему бы их не собрать вместе? Вот давайте я буду каждый месяц давать определенную сумму, чтобы для участников студии накрывался небольшой фуршет, чтобы люди приходили, зная, что выпьют бокал шампанского, съедят пирожок и при этом почитают свои стихи».

Идея понравилась. И на первое заседание «Зеленой лампы» пришло человек пятнадцать, в основном поэты – хуже, лучше… Мы решили каждый год выпускать по книжке этих литераторов за деньги того же Жени Деменка. Первые три книжки состояли только из стихов, это были сборники Алены Щербаковой, Евгении Краснояровой, Елены Боришполец. Дальше, к моему удивлению и радости, все больше и больше становилось прозаиков. Сегодня уже приходят тридцать пять-сорок человек, и из них человек двадцать пишут прозу. Мы выпустили пару сборников рассказов, и вот предложили газете «Вечерняя Одесса» свою попытку написать роман-буриме, где каждая глава будет писаться следующим автором в режиме реального времени, то есть, не заранее все сложено, а по мере выхода газеты пишется. Сюжет романа не обговорен заранее, а рождается импровизационно.

Так мы написали первый коллективный роман «Не судите черных овец», и он вышел сначала в газете, а затем и отдельной книжкой, мы его презентовали на международном Литературном фестивале. А сейчас закончили второй роман, «Ямщик, не гони самолет», в котором я написал 18-ю главу, подводящую итог. 

Принцип был заложен, для меня, во всяком случае (я более ранних романов-буриме не знаю), Михаилом Кольцовым. В свое время Кольцов пришел редактором в журнал «Огонек», ему нужно было поднять тираж. Для этого он пригласил двадцать пять крупнейших на тот момент советских писателей к написанию романа-буриме. Принес один из своих старых рассказов Александр Грин, потом подключился Алексей Толстой, потом – Исаак Бабель, продолжали сюжет, как могли, запутались полностью… Несчастный Кольцов в последней главе просто уже рассказывал, что должно было произойти, и не произошло… Роман назывался «Большие пожары». Я когда-то прочел его и переопубликовал главы, написанные одесситами, в московском журнале «Новая Юность» со своим предисловием. И все время мечтал о том, чтобы повторить подобный эксперимент. Вот когда появились в «Зеленой лампе» ребята более или менее свободно пишущие, мы начали осуществлять этот замысел.

Первый роман открывала своей главой Елена Андрейчикова как семейную историю, происходящую на одесском Фонтане, дальше произошло похищение картины, и так далее. Второй роман «Вечерка» уже сама предложила написать, и я подумал о том, что одно время очень популярны были романы о путешествиях вокруг света. Сейчас, после принятия безвиза, почти все наши участники студии побывали в самых разных странах. И вот мы сделали такой ход: вспомнили, что Одесса находится на сорок шестой параллели, так почему бы не заставить героев нашего романа объехать планету по этой параллели, начиная от Одессы в направлении Европы, Америки, Азии? Масса интереснейших городов, масса стран, каждая страна сама по себе чем-то отличается от других, и нашелся даже человек, который побывал в Казахстане. Вот такой роман-путешествие получился в итоге тоже полудетективным, скорее это иронический детектив. Во второй главе, которую делала Андрейчикова, герой проезжает через Молдавию, и там влюбляется, появляются молдавские слова и выражения. Думаю, что, если первый роман мы скинулись и издали сами, то тут, если «Вечерка» захочет, он тоже будет издан отдельной книжечкой. Наверно, он нашел бы своих читателей за пределами «Вечерки». 

Интрига вокруг картины в «Черных овцах» закрутилась ожидаемо. Я всю свою сознательную жизнь провел в кругу художников – одесских, московских. Просто люблю живопись и людей, которые занимаются живописью. Очень рад, что изначально, на самом первом каком-то этапе существования группы одесских нонкоформистов, я был вхож в их круг. Это Саша Ануфриев, Володя Стрельников, Валя Хрущ, Люда Ястреб, Витя Маринюк, Станислав Сычев, которые устраивали квартирные выставки. Хрущ и Сычев устроили знаменитую «заборную» выставку на заборе у оперного театра в знак протеста против того, что их картины не пропускают выставкомы. Работая в газете «Комсомольская искра», начал поддерживать ребят, устраивать их выставки в редакции. В этом случае мы не должны были получать никакого согласия от Союза художников, сами для себя решали, кого и что мы хотим выставить. По сути, только одна выставка у нас сорвалась, провисела только несколько часов – это была выставка Андрея Антонюка. Нашелся какой-то поддонок, который настучал в какие-то организации или органы. К нам прибежали: «Религиозная тематика в комсомольской газете?! Снимите немедленно!». Андрея, к сожалению, уже нет в живых, но он успел стать народным художником Украины и лауреатом Шевченковской премии, обладателем ряда наград, но тогда это была первая его выставка, основанная на символах веры такой древности, когда, может, еще и не было разделения на разные религии.

С тех пор началась моя дружба с художниками. До сих пор помогаю им, как могу. Во Всемирном клубе одесситов раз в месяц мы устраиваем выставки. Я рад, что изначально был дружен с Юрой Егоровым, по сути, принимал то или иное участие во всех его главных выставках. То есть, жизнь одесской художественной среды за последние сорок-пятьдесят лет проходила рядом со мной, и, как мог, я пытался художникам помогать. Писал статьи для каталогов, вот сейчас выходит большой альбом к юбилею скульптора Александра Токарева с моей статьей. Продолжаю этим заниматься, хоть, вроде бы уже стар, но бросать не хочется.

– Да бросьте, какая старость? Может быть, Иоселиани снимал свой фильм «Жил певчий дрозд» как раз о таких людях, как вы, которые помогают другим, вдохновляя, знакомя, показывая верное направление в развитии?

– Мне кажется, людям действительно нужно дать возможность разобраться, что хорошо, а что плохо. Дальше уже каждый для себя выбирает путь, дорогу, способ, но пытаться изначально определить, где зло, где добро – это важно, и этим нужно заниматься. Клуб для меня – место общения и место, где можно проводить встречи художников, поэтов, да просто встречи с интересными людьми. Когда приезжает кто-то из любопытных людей, мы стараемся завести его в клуб и собрать аудиторию для того, чтобы познакомить с ним. Когда Всемирный клуб одесситов создавался в 1990 году, мы думали, что это будет точка привлечения каких-то зарубежных денег в наш город. Постепенно стало ясно, что ничего из этого не получается, что, по сути, мы скорее помогаем тем землячествам, которые есть по всему миру, помогаем не материально, а тем, что поддерживаем связь, предоставляем материалы об Одессе. Рассказываем о том, что происходит. У бывших одесситов действительно есть ностальгия по городу. Но как только они становятся на ноги, начинают заниматься исключительно своей карьерой, своим делом. Особенных вложений в Одессу я не наблюдал со стороны одесской эмиграции. 

Клуб оказался полезен совсем в другом плане – он стал просто одной из культурных институций города, которая может издавать книжки, которая может привлекать людей для того, чтобы устраивать вечера, концерты, да просто праздники. Вот приехал пианист Эрик Штейнберг – куда он приходит? В клуб. И писатели с именами к нам идут. Вот состоялась у нас презентация романа Сергея Рядченко «Укротитель баранов», я считаю, что это выдающееся произведение. Сережа Рядченко на себе поставил эксперимент: ему несколько раз предлагали уехать в Москву, он мог уехать в Тбилиси, в Киев. Но никуда не уехал. Он решил проверить, можно ли стать серьезным, значительным, но, главное, известным писателем, не покидая своих палестин. По мне, ему это вполне удалось. Его книжки одна от другой отличаются, он все время набирает и набирает качество, роман последний, мне кажется, просто отличный, и я рад, что он вышел уже вторым изданием (первое состоялось в Петербурге, второе – в Одессе). И если петербургское издание сюда почти не пришло, как раз начались все эти сложности в отношениях между нашими странами, то одесское издание, я уверен, будет прочтено, я даже вижу по своему Фэйсбуку, какое количество людей заинтересовалось и пришло покупать в клуб эту книжку. Думаю, судьба у этого романа хорошая, главное, что Сергей, который в последние годы, по сути, не выходил из дому, он тяжело болеет после всех этих афганских своих дел, все-таки как-то взбодрился, пришел на презентацию, и это тоже некий толчок к завершению нового романа, который он сейчас пишет.

– А как вы считаете, кому из молодых авторов «Зеленой лампы» пора уже издавать свою книжку?

– Во-первых, я просто поражен качеством стихов Таи Найденко. Она неплохой журналист, а стихи у нее просто превосходные. Думаю, в этом году наша «Зеленая лампа» издаст ее первую книжку. Спонсором будет Евгений Деменок. Из прозы очень жду уже не первую, но совершенно иную книжку Елены Андрейчиковой – если она раньше писала легкие, ироничные женские рассказы, и публике это нравилось, книжки расходились, как горячие пирожки, то сейчас вдруг осознала, что хватит, пора переходить на психологическую прозу. И написала очень любопытный роман под названием «Тени в профиль». Его взяло издательство «MERIDIAN CZERNOWITZ», будут презентации в Киеве, Черновцах и, конечно, Одессе. На подъеме Аня Михалевская, любопытные маленькие вещи пишет Яна Желток, Майя Димерли продолжает метаться между стихами и прозой, и меня все это радует. Порадует и читателей.

Рубрика: 
Район: 
Выпуск: 

Схожі статті